Что такое диакония и почему это так важно?

«Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф 25:40)

Не зря тут приводим эту цитату из Библии, ибо «диакония» прежде всего, выражает милосердие, которое заповедано оказывать каждому христианину. Диаконическое служение, или диакония – это социальная помощь нуждающимся, благотворительная и добровольная деятельность, основанная на библейских принципах, в церковной общине и предназначена для служения тем, кто нуждается в помощи как физической, так и материальной, но прежде всего духовной.

В Писании сказано: «Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех. И ели все и насытились». (Марк 6:41- 42)

И, действительно, среди милосердных дел – накормить голодного, напоить жаждущего, одеть раздетого, принимать странников, посещать больных, ухаживать за одинокими стариками, помогать детям-сиротам, приходить к заключенным, хоронить…

Безусловно, диакония – это героическое служение, ведь настоящий христианин никогда не пройдет мимо человека, который нуждается в любой помощи. Этот путь благотворительности в евангелической Церкви возродилось как служение в начале XIX в. Первые дома диаконис появились в Кайзерверте, Страсбурге и Нойендеттельзау. С тех пор в мире существуют христианские общины, где спасают людей, примиряют их с Богом и связывают служение с милосердной любви.

В последние годы диакония в Общинах НЕЛЦУ – это традиционное служение Евангелической церкви, где все люди обязались поддерживать и помогать друг другу, проявлять любовь к ближнему. Здесь служение проходит все более активно. И, конечно же, успех его зависит от инициативных и праведных членов общины, которые умеют и знают, как поддержать человека с проблемами, и, самое главное – хотят передать свои знания, опыт и энергию. Вообще же, Общинам заповедано следовать за Христом, который о себе сказал словами из книги пророка Исайи: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим… проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное» (Лк. 4:18).

 

Диаконическое и социальное служение НЕЛЦУ

Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто‐нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих.

(Иаков 2:17-18)

Миссия

Оказание помощи нуждающимся, на основании поручения Иисуса, данного каждой христианской общине, и в осознании своей ответственности перед обществом, через эффективную и прозрачную организационную структуру.

В 2018 году определены пять направлений развития диаконического и социального служения НЕЛЦУ. В первую очередь, это - развитие локальных социальных служений, которые включают в себя помощь пожилым и больным, кормление нищих, обеспечение вещами, социальную поддержку.

Обучающие и мотивационные проекты: планируется провести серию семинаров с партнерами, плановый координационный семинар в ноябре и традиционный мотивационный во время летнего отдыха в лагере «Конфирма».

Партнерские проекты направлены на развитие отношений и обеспечение финансированием определённых направлений диаконической работы. Это встречи с представителями партнерских общин,  обмен группами молодёжи, волонтерская помощь общинам.

Пилотные проекты призваны разработать систему новых служений – детских, образовательных – как например, «Розбишака» в г. Одессе, образовательная социальная программа «Христианский детский сад» в г. Днепре, театральная студия в г. Одессе.

Гуманитарные программы: подарки пожилым и детям, помощь раненым в АТО, рождественская и пасхальная акции «Блаженее давать».

Задача координатора диаконического и социального служения НЕЛЦУ  – организация обмена опытом диаконической деятельности в общинах и освещение её, разработка новых проектов, форм и методов диаконического служения, мотивация и обучение, поиск партнёров, networking и пр.

Бердянск. Апрель 2018.

Фото Юрия Рыкова.Есть в Бердянске гериатрический пансионат, и среди его постояльцев есть люди совершенно одинокие, к которым никто никогда не приходит... Условия проживания в пансионате вполне удовлетворительные, но, кроме питания, эти люди испытывают нужду в общении, дополнительной заботе и человеческом тепле, и зачастую - в духовном окормлении. После нескольких посещений таких одиноких людей, бердянская лютеранская община поставила этот диаконический проект на постоянную основу. В праздник Великой Пасхи собрали нашим ветеранам тематические продуктовые подарки, и в дальнейшем планируется с "пустыми руками" не ходить.

 

 

 

ЖИВЫЕ ДУШИ:
Бабушка Катя с Червоного Донца.

Я снова здесь, в окрестностях Диканьки, в «Доме Милосердия». Едем с братьями из Полтавы, везем вещи, что пожертвовали прихожане, что прислали из разных мест добрые люди – одежду, белье, компьютер. В моем кармане гривны, те, что я снял со своей карты, получилось две с половиной тысячи, это только из России, от тех, кто меня не только прочитал, но и услышал. Спасибо вам, люди! Война разобщает, пропаганда искажает и калечит, а сердце, оно - как компас, оно способно уловить боль и отозваться. Вопреки войне, пропаганде и ненависти, что сеет отнюдь не Бог.

Кругом весна уже, всё зелено, я еду по Гоголевским местам, по дороге, которая мало изменилась со времен самого Николая Васильевича – те же ямы и ухабы, те же хаты, мужики і баби, що палять на ріллі стару бадилля, ой, простите, перешел на мову. Жгут ботву, в общем, в огородах, дым летит, проникает в приоткрытые окна машины, а я будто снова оказался в деревне своего детства, у нас, с Сибири, в совхозе-миллионере по долгам государству, на огородах так же палили старую ботву, подоткнув юбки и накинув телогрейки…

А в Доме Милосердия – прибавление. Вернулась молодежь, муж и жена с маленьким ребенком, еще годика нет. Она снова беременна, месяце на восьмом, похоже, идти им некуда, вот, вернулись на хутор к Светлане, помогают по хозяйству. Но о них – не сейчас рассказ, попозже.

Вещи-деньги передали, радость до слез, благодарят, слышите? Благодарят вас, добрые люди, что отозвались. Чувствую себя почтальоном, не тем, что с похоронкой, а другим.
Провели службу елеопомазания с Причастием, впервые причастил ракового больного, его приведи из соседнего дома, сам он не ходит, посадили в кресло, прислонили к печке… После службы разговариваем. Я рассказываю людям о Боге. Людям, которые забыты и заброшены – родными, государством, которые вышли за скобки жизни. Для тех, кто живет в городах – их как будто нет, они – мертвые души. А здесь, на хуторе, они есть. И они живы. И не забыты. И глаза их горят, когда они слушают о Боге. В глазах их – надежда…

А потом, когда накрывают на стол, я присаживаюсь на постель к бабе Кате. Я обещал вам по одной истории с поездки? Вот вам ее история, держите!

* * *
«Меня бабушка Катя зовут. Мне уже восемьдесят четыре года, в декабре, девятого, мне было восемьдесят четыре. А фамилия моя – Карелова. Как я сюда попала? Да как, по вокзалам ездила. В чём, значит, дело – у меня моча не держалася. Бежит она, и я ничо не могу сделать…

Дома мне жизни не было. Пенсия была, но отнимали, да еще и по спиняке получала, били: «Тебе всё равно сдыхать, а я хочу жить!» А жила я, щас вам скажу где – Балаклеевский район, слышали? Поселок Червоный Донец, улица… Строителей, да… Через дорогу – «скорая помощь», которую вызывают, когда плохо. Детей у меня четверо, два сына и две дочки. Один сын погиб, попал в аварию, осталася жена, мальчик Саша, потом она, жена его, двойнят родила, замуж вышла за другого, а живут они в Запорожье, слышали про Запорожье? Вот… Второй сын служил в армии, я его проводила, ракетная часть, знаете где? Вот, оттуда мне начальник прислал благодарность за хорошее воспитание. Потом он пришел с армии, женился. Сначала письма писали, потом переговоры были. А потом – ничего. Я их поздравляю с праздниками, с днем рождения сына, невестку, ихних детей, а они – ничего, ответа нема никакого. Я заказала переговоры. Тогда переговоры стоили два рубля. Вызывают меня в кабинет, говорят: «Зайдите, с вами будет сын разговаривать». Я захожу. Знаете что? Я не ожидала такого ответа… «Чо СЛУЧИЛОСЯ!!!» - вот таким голосом недовольным, понимаете? Господи, дай мне терпения! И я говорю: «Ничо не случилося… Просто я вас поздравляю с праздниками» - «А я УСТАЮ!» Я не знаю, детка, кто из нас первый трубку положил, и на этом закончились переговоры.

А другие дети… У меня самая старшая, первая была Оля. Она работала в этом… ну, шили там детям простыни и пододеяльники, а потом закрылося, и она уехала, в Харьков, а оттуда – в Запорожье. Работала она на электрокаре. Знаете электрокары? Вот… И там она нашла себе молодого человека, они расписалися, он тоже на электрокаре работал. Расписались по закону, там и отец и мать этого человека были, фотографию мне они давали. Ну потом они разошлися, он хотел ребенка, а она не хотела. Жила она у него, у его родителей, а у них свой дом в Ленинграде… Купили им квартиру, но они ж не ужились, из-за ребенка, что он хотел, а она не хотела. Он и разошелся, женился на другой, и она ему родила ребеночка. Дочка моя приехала сюда, а я в больнице лежала, а она хотела забрать часть квартиры себе. Я в больнице была, она пришла, а другая дочка ее не пустила. Она пошла до юриста, а юрист спрашивает: «А ты матери помогала?» А она говорит: «Не помогала…» - «А почему не помогала?» - «Ну, не посчитала нужным…» - «Ну, значит, и твоей части там нету, раз так ты шесть лет прожила где-то, а матери ни копейки…» Так юрист сказал. Я ничего не придумываю, все говорю, как было. Ну и тогда она ушла. Не знаю, где она сейчас находится, ей уже пятьдесят четыре года, это у меня первая дочка была…

Вторая у меня дочка в Донецке жила. И где она не работала, нигде у нее не получалося. Чо не получалось – она работать не хотела, это откровенно если сказать. Где мы вместе жили, я ее устраивала на работу, и мне приходилось за нее рассчитываться, потому что устроится на работу, а работать не хочет. Мне приходилось идти, просить милости, рассчитайте, мол, чтобы не по статье, а по собственному желанию. А она сама не считала нужным туда ходить, ушла и ушла…

Встретила меня одна соседка, говорит: «Петровна, мне нужен человек на почту, чтобы почту разносить. Пускай твоя Светлана будет?» Я говорю: «Хорошо». Устроилась. Пошла на почту, а я за ней. Ей дали разносить письма, телеграммы, ну что там приходит? А у ней никакой не было ответственности, так как оно было, так я сказала. Она набрала почты, села на мотоцикл и поехала в Донецк. А люди, мобыть, ждут? Снова мне надо было идти, уговаривать, чтобы ее по собственному желанию рассчитали…

Дочку я взяла, она приехала опять в положении. Я пенсию получала, а она у меня пенсию отымала. На улицу меня выгоняла, я там сидела, а она думала, что я умру за это время, пока я сижу голодная. А мне женщина принесла борща в баночке, а она, дочка, наверно, увидела это и прогнала меня, чтоб меня не кормили.

У нас там Донец есть, речка. Я пошла туда. Села, сняла с себя, постирала, что на мне было, вот… А потом, вечером я пришла домой. А она пошла квартиру на себя делать. «Пишите», - говорит, - «на мое имя». А они ей ответили: «Компьютер не пропускает такое дело, раз она (квартира) записана не на вас».

Так и пошло – как пенсия, так она забирает, а мне – под жопу ногою. Ну я и ушла, не вытерпела. Пошла на почту, пенсию получать, а она – у входа, раз, и заберет: «Тебе сдыхать надо, а мне надо жить!» Я не знала, что мне делать. Что от нее ожидать? Другой раз, я получала пенсию, она меня загнала домой, вышли мы на балкон, разговаривали, а потом я зашла, села на кроватку, а она походит, вот так: «Выкладывай деньги!» А я говорю: «А я не получила…» Она ножик раз мне, к горлу… Вы знаете, я не испугалася. Может, она бы и ширанула бы, а может Господь не допустил.

Утром я встала, а говорят – война. Кто куда разъезжайтеся, будет война. Не знаю, детка, была она, война, или не была, но я встала и ушла, с нашего поселка, Червоный Донец.

А знаете, почему он так назывался, Червоный Донец? Это я вам скажу. Это еще когда была еще та война (гражданская, видимо), мост поломался, и люди стали переплывать через Донец, и по ним стали стрелять, и вода стала красною…

Я там прожила сорок лет в той квартире, а вот, уехала. Поехала в Харьков, жила на вокзале. А потом оттуда – в Полтаву, мне сказали, что там лучше, есть, где посидеть, не так обижают. В Полтаве я долго была. Милиционер мне место показал, я там сидела, милостыню просила. Детка, у меня моча бежала, запах от меня неприятный был. Я, когда пенсию ездила получать, меня с автобуса выгоняли. Я как-то села в автобус, а там тетка какая-то говорит: «Выгоните эту бабку, от нее воняет!» А я говорю ей: «Дорогая, я не выйду. Сегодня от меня воняет, а завтра от тебя вонять будет». Правильно? И она замолчала.

А потом мне на вокзале милиционер и говорит: «Бабушка, никуда сегодня не уходи, тебя приедут и заберут» А кто, куда – я не знала. Вот, эта Павловна подошла, сын ее, муж, говорят: «Бабушка, мы вас заберем!» Ну, заберете, так заберете… Привезли, натопили баню, чтоб меня обмыли. Обмыли, переодели, дали кушать. Вот я тут, почитай уже три года, на этой койке. Так я сюда попала, детка. А меня тут не обижают, пенсию получаю… И как я сюда попала, так меня никто и не искал. А я тут молюсь. Молюсь за себя и за всех, кто тут. Библию я читала, когда у меня зрение было. А сейчас я вижу плохо, и слышу тоже не очень хорошо. Вот и молюсь только… Ложусь спать – молюсь за всех, кто тут. И ночью просыпаюсь – молюсь».

* * *
Она смотрит на меня, и я понимаю, что не видит моего лица, смотрит куда-то дальше, сквозь меня, и видит она всю свою жизнь, всех своих детей, которых вырастила, и которым оказалась не нужна. «Тебе сдыхать, а мне жить!» - эти слова звучат в моих ушах до сих пор. Слова дочери.

Краем глаза вижу, как Светлана кормит своих постояльцев и вспоминаю ее слова: «А меня тут по-разному кличут, кто «Павловна» зовет, кто «мама», кто – «дочка». А мы тут все, как одна семья – сестры-братья, дочки-матери, так оно получилось…»

Баба Катя еще везунчик – у нее есть пенсия. Небольшая, тысячи три гривен, но есть. А у других жильцов и этого нет. Ладно, о них – в другой раз. А сегодня – помолитесь за бабушку Катерину Петровну? И за ее двух дочерей и сына, что живут где-то, воспитывают своих детей и даже в кошмарном сне им не может присниться, что и с ними однажды может так получиться – придут они, старики, домой, а дома им их детки ножик к горлу приставят, и по карманам – хлоп! хлоп! «Тебе сдыхать, а мне жить» - ничего не напоминает? А мне так очень напоминает древнее зэковское правило: «Умри ты сегодня, а я завтра!»

Но, знаете, что? Один уже умер. Две тысячи лет назад. Умер, чтобы жили мы. Чтоб жила бабушка Катя. Чтобы заброшенные и забытые обитатели «Дома Милосердия» имели надежду.

И их надежда – и в вас, дорогие мои.

Номер карты Светланы:
Приватбанк 5168 7573 1832 0316
Безгубенко Светлана Павловна, «Всеукраiнский Рух «Будинок Милосерде»», Полтавская область, Диканьский район, с. Трояны, ул. Вишневая, 7.
Для тех, кто в России, моя личная карта:
Сбербанк 4276 8310 2278 7789
Напишите «Дом Милосердия»
Наш приход в Полтаве по ул. Коцюбинского, 54а, сюда можно приносить вещи для «Дома Милосердия»

А я, бывая там, продолжу делиться с вами их жизнью. Их историями. Их глазами, через которые на вас и на меня смотрит Он.

Автор пастор Павел Заякин

 

 

 

Послание Иакова 2:14-18

  1. Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?
  2. Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания,
  3. а кто‐нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы?

Каждую субботу в общине Св.Екатерины НЕЛЦУ в г. Днепр проходит акция «Стол для всех». Утром на церковной кухне сёстры готовят горячий обед. К обеду приходят нищие, бездомные, больные люди. Приходят покушать и интеллигентные пожилые люди, которые в силу возраста и заболеваний не в состоянии обслуживать себя сами.

Средства на это служение собираются во время Богослужений, участники общины и жители города также приносят одежду, продукты, консервацию.

Те, кто приходят на обеды регулярно, знают, что перед едой нужно помолиться. Мы общаемся с людьми, интересуемся подробностями их жизни. В процессе такого общения можно узнать многое: – например, о детях сиротах, которым после интерната не дали жильё в общежитии, и они вынуждены жить на вокзале, о махинациях с жильем, в результате которых пожилые люди остаются на улице, о строительных бригадах из сёл, которым не выплатили обещанную зарплату, и они даже не могут вернуться обратно домой, о множестве психически больных людям, которым никто не знает, как помочь. Рассказываем им о Боге, вместе молимся.

В общине НЕЛЦУ г. Лозовая такое служение ведёт Евдокия Николаевна Каракуца. Она раздаёт горячую еду во дворе жилого дома неподалёку от рынка, традиционном месте скопления нищих.

Однажды Евдокия Николаевна разговорилась с одним из своих подопечных. Оказалось, что ещё в 90-х годах, женившись, он переехал в Украину из Казахстана. Семейная жизнь не сложилась, из дома выгнали, есть было нечего, попался на мелком воровстве, отсидел срок, вышел, жить негде, паспорт просрочен, на работу не берут, спился. Евдокия Николаевна проделала огромную работу: нашла в интернете его семью в Казахстане, которые думали, что сына уже давно нет на свете, начала хлопоты по восстановлению паспорта, отмыла и одела. Но в то время, когда ей пришлось ненадолго уехать из города, страдая от голода, этот человек снова совершил попытку мелкого воровства. Сейчас идёт суд. Евдокия Николаевна пытается уговорить пострадавшего простить нищего. «Те, кто ворует миллионы, суду неподвластны, а этому человеку просто было нечего есть», - аргументирует она.

В привокзальном туалете на ст. Лозовая живёт женщина. Видно, что она больна психически. Евдокия Николаевна позвонила в больницу, городскую администрацию, в полицию. «Надо же что-то делать!» Полиция была недовольна: «Зачем оно вам надо?», - сказали они Евдокии Николаевне. «Душа болит, не могу. У неё никого нет, сделайте что-нибудь.» Полицейский выгнал эту женщину из туалета.

«Почему Вы это делаете, Евдокия Николаевна?»- спрашиваю я её. «Если ты гореть не будешь, если я гореть не буду, кто тогда рассеет тьму?» - отвечает она.

  1. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
  2. ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
  3. был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».
  4. Тогда праведники скажут Ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?
  5. Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
  6. Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?»
  7. И Царь скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

(Св. Евангелие от Матфея 25:37-40)

 

Благотворительные обеды для нуждающихся в общине Св.Екатерины г.Днепра. Команда получила униформу. Собачек тоже накормим.

 

Фото Любови Галимовой.Фото Любови Галимовой.

Фото Любови Галимовой.Фото Любови Галимовой.