День Встречи

Проповедь на Вход Господень в Иерусалим, 2019

У общества свои законы, которые невозможно отменить. Это как с законом всемирного тяготения – сколько не прыгай с крыши в надежде взлететь, гравитация упрямо притянет тебя к земле и больно даст о себе знать. Но люди, усвоив однажды незыблемость законов физического мира, научились их обманывать. Вот, взять крыло самолета, например. Самолет тяжелее воздуха и должен упасть, подчиняясь гравитации. Но, благодаря подъемной силе крыла и той же гравитации, он не падает, а летит. Летит, куда надо человеку.

У общества тоже есть свои законы. Все цивилизации развиваются по ним, из года в год, из столетия в столетие, от страны к стране, повторяя набор стандартных моделей и структур. Каждый тиран или диктатор, придя к власти, силится ее удержать. У каждого «национального лидера» почти стопроцентный рейтинг и всенародная поддержка, но, когда все начинает сыпаться и разваливаться, не спасают ни рейтинги, ни «духовные скрепы», ни «национальные идеи», придуманные платными идеологами. Народ, только вчера радостно приветствовавший лидера и кричавший ему «Зиг хайль!» сегодня безмолвствует, в лучшем случае. Бывает что и похуже.

Попытки обмануть законы, по которым живет общество, повторяются многократно, но все они кончаются одинаково – революциями, распадом и новым устройством. Империи рушатся и уходят, тиранов свергают и уничтожают, а на освободившееся место лезут новые цари, фюреры и президенты.

Законы социума таковы еще с тех древних времен, когда Каин ушел от родителей и от Бога и построил свой город. Законы человеческих сообществ заражены грехом, поэтому мечты о справедливом государстве, «добром царе» и царстве мира, равенства и братства, оставались мечтами и утопиями. А «худые сообщества» продолжали развращать «добрые нравы» (1Кор 15:33)

Но однажды в человеческую среду вошел Бог, ставший Человеком. Родился, тихо вырос на окраине тогдашней мировой империи, не замеченный великими императорами и царями, а когда пришло время – вышел на финишную прямую, приведшую Его прямиком ко Кресту. Три года Его проповеди и собирания учеников не были очередной попыткой захватить власть и обмануть законы общества. И хотя, люди, сталкивавшиеся с Ним, пытались видеть в Нем свое, все того же нового вождя-царя-императора (помните знаменитое разочарование на пути в Эммаус: «…А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля…» (Лк 24:21) или это великолепное мнение народа с оглядкой на начальство: «Вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос?» (Иоан.7:26)), хотя люди пытались видеть в Нем свое, Он сделал то, для чего пришел в наш мир – умер за нас и вместо нас, победил смерть и открыл нам врата самого лучшего, небесного Царства, о котором мы не могли даже мечтать.

Он вернул нам наше место рядом с Богом в Его (и нашей теперь) вечности.

И яснее всего мы понимаем это, когда вместе с Ним в этот день, в начало Страстной недели, входим в Иерусалим.

12 На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим,

13 взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!

Я каждый год говорю о том диссонансе, который звучит в этом празднике, о том несоответствии радости и Креста, признания народного и его же предательства, уже заложенного в этом признании. Въезжающий на осле в Иерусалим кроткий Царь… Кого видели перед собой все эти люди с пальмовыми ветвями в руках? И страх фарисеев, прекрасно понимавших, что перед ними совсем не их царь: «…Видите ли, что не успеваете ничего? весь мир идет за Ним…» (19) был несколько преувеличен – мир отвернется от своего Царя всего через несколько дней, мир будет разочарован бессилием, униженностью, жертвенностью. Народ будет стоять и смотреть, как их Царь корчится от боли, униженности и одиночества, кивая головой вслед мнению начальства:

И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. (Лук.23:35)

Это народное молчаливое принятие и одобрение силы так знакомо нам до сих пор! Когда я читаю горькие слова Апостола Павла Коринфянам о том, кого те выбирают себе учителями и вождями, я будто заглядываю в глаза своим соотечественникам:

19 Ибо вы, люди разумные, охотно терпите неразумных:

20 вы терпите, когда кто вас порабощает, когда кто объедает, когда кто обирает, когда кто превозносится, когда кто бьет вас в лицо.

21 К стыду говорю, что [на это] у нас недоставало сил… (2Кор.11:19-21)

И у Самого Христа «недоставало сил» возглавить восстание против римлян и иродиан, захватить трон в Иерусалиме, поднять народ на борьбу и революцию. А зачем нужен народу такой бессильный Царь? Разве Он Царь вообще, если не печется о силе, власти, новых территориях, влиянии среди других мировых политиков? Народу не нужно небесное, ему бы о земном…

И пророчество Исаии о Предавшем Себя за нас сбывается дословно, обнажая это противоречие между тем, что ищем и ждем от Бога мы, что Он хочет нам дать:

6 Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания.

7 И Господь Бог помогает Мне: поэтому Я не стыжусь, поэтому Я держу лице Мое, как кремень, и знаю, что не останусь в стыде.

8 Близок оправдывающий Меня: кто хочет состязаться со Мною? станем вместе. Кто хочет судиться со Мною? пусть подойдет ко Мне. Ис. 50

Что же делает вошедший в древний город Царь, отвергший саму возможность воцариться по земному, через кровь и насилие, во дворце?

Он молится. Вы слышите? Он молится, и эта Его молитва – о тех, кто пошел за Ним. Кто готов преодолевать в себе свое представление о Христе, кто готов верить в Него

1 После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя…

…6 Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое.

7 Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть,

8 ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня. (Иоан.17:1-8)

Вот они, Его дары Его ученикам: имя Отца, которое они отныне будут находить в Нем, в Сыне. Слова, которые были даны Отцом Сыну, да вера в Него, в Этого Самого Сына, исшедшего от Отца.

Имя, Слово и Вера.

Не золото или серебро.

Не власть и сила над народами.

Не здоровье, благоустроенность, житейское благополучие.

Нет.

Имя Отца. Слово Сына. И Вера в Него же.

Это передает Своим ученикам (и нам с вами) наш Господь.

Нам, и сегодня вышедшими встречать входящего в наш Иерусалим Иисуса.

…А оно нам надо?

Я серьезно спрашиваю вас, братья и сестры – надо оно нам? И если надо, то где мы каждое воскресенье – у Его алтаря, с протянутой рукой, или в ворохе своих проблем - работы, семьи, болезней? Что выбираем мы – встретить странного Царя и дойти с ним до подножия Креста или махнуть рукой на все это и заняться своими, более серьезными проблемами? Более серьезными, чем прощение наших грехов и вечная жизнь…

Чтобы мы не потерялись на нашем жизненном пути, мы и «собираемся в Церковь» (1 Кор. 11:18) раз в неделю. Собираемся-в-Церковь – значит, становимся чем-то большим, чем если мы порознь и сами по себе. Собираемся – значит, как металлические стружки вокруг магнита, притягиваемся к полюсу с кафедрой, чтобы впитать в себя Его слово и к полюсу с Алтарем, чтобы вкусить встречи с Ним в таинстве таинств.

Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе… Фил 2:5

Именно такое собирание нас вокруг Него делает это возможным – пройти с Ним Его путь, через отвержение, насмешки, богохульство, предательство. Через Страстную Пятницу. Только так радость распахнутой гробницы в Воскресенье станет обретением, а не благочестивой традицией, наряду с крещенскими купаниями, рождественскими подарками и пасхальными куличами и яйцами.

А пока что Он въезжает на ослике в Иерусалим. Въезжает сквозь радостный шум толпы, слышащей лишь саму себя, да и в нем видящей свое. И каждый год, я верю, каждый новый праздник Входа Господня в Иерусалим, Он видит вокруг себя все больше тех, кто готов к самому суровому человеческому подвигу – отказаться от своего и принять то, что дает Он. Готовых идти за Ним к Голгофе.

И дальше.

И среди этих лиц, я надеюсь, он встретит и наши глаза.

Аминь.