«Что значит имя?...»

Проповедь на Обрезание Господне, 1 января 2018

Когда-то страна, которой сейчас уже нет на карте, и где многие из нас жили, могла похвастать о себе, как о самой читающей стране в мире. Не знаю, насколько это соответствовало истине, но сегодня, боюсь, мы не сможем в этом рейтинге занять даже первую сотню. Чтение сегодня – это посты в Интернете, статьи, но чтобы не слишком большие, иначе большинство их не станет читать – «многобукв», как говорится. Клиповое восприятие прокатных фильмов заменило текст, в котором образность и глубина мысли завернуты во много слоев. Книжные магазины переживают не лучшие времена, и вовсе не потому что электронные читалки пришли на смену бумажным книгам. Просто – книги становятся все меньше и меньше востребованы. Кто покупал в последнее время в магазине классику? Отлично изданные «Фауст» и «Братья Карамазовы» стоят на полках, припорошенные пылью. Если что еще и покупают, так это женские романы, детективы, фэнтези и сонники.

И да, еще всякие другие книжки по эзотерике – гадание, вызывание ангелов, путешествие внутрь себя… Поговорите с продавцами, они скажут вам, что эти книжки берут чаще других. Я, как-то, полистал подборку этих произведений в оном книжном супермаркете. И там, среди всякого мусора, меня привлекла одна книжка в мягкой обложке. Не помню, как называлась она, что-то вроде «Значение твоего имени», что ли. Я взял ее, пролистал, и, среди «именин» православных святых, среди разных старых и новых языческих суеверий, я наткнулся на одну любопытную мысль. Автор писал, что имя – не просто традиция в память о родственниках, но оно призвано определять нашу судьбу.

Этой точке зрения очень много лет, даже много тысяч лет. В древнем и античном мире, давая имена, родители сообщали этим свое состояние перед богом или богами, обещали что-то или предрекали. Имя было кратким кодом, знаком, а ребенок – ключом к будущему. Помните имена сыновей пророка Исаии, например? Я напомню – одного он назвал «Спешит грабеж, ускоряет добыча», а второго – «Бог спасает, остаток спасется». А Осия, назвавших сыновей своих именами «Бог засеет» и «Не Мой народ», а дочь – «Непомилованная»?

В те далекие времена, имена несли в себе смысл и пророчество, а не были просто благочестивой традицией напоминания о предках.

Сила слова, вообще, велика, даже нашего простого слова. Один мой знакомый психотерапевт, прежде, чем использовать гипноз, объясняет его сущность примерно так: «Вот, представьте, что у вас в руке лимон. Представили? Желтый такой, ноздреватый… Понюхайте его. Ну, понарошку. Чувствуете запах? А сейчас разрежьте его мысленно и лизните срез…» Даже сейчас, во время проповеди, у меня от этих слов свело горло, а рот наполнился слюной. И это просто фантазия, а что говорить о слове, сказанном со властью Того, Кто создал этот мир, Кто послал пророка с миссией, Кто задумал небывалое и немыслимое – воплотить Свое Слово, сделать Его человеком! И какое же имя даст Он этому воплощенному Слову?

А ведь еще до этого события, что мы отмечали всего неделю назад, когда Бог заговорил с нами, людьми, он прежде всего представился нам! Он открыл Свое Имя, чтобы люди могли обращаться к Нему, призвать Его, молится, просить и поклоняться Ему. Открывая Свое Имя Моисею, Бог шел на определенный риск, что и показала история с золотым тельцом, да и вся последующая человеческая история, но Бог захотел быть «Богом для нас», Богом, общающимся с нами, а не анонимным надзирателем за муравьями-людишками. И, каждый раз, когда Он обращался к людям, когда Он призывал пророков, он называл их по имени…

Пока однажды Он не открыл нам человеческого имени Своего Сына, ставшего как один из нас.

Мы сегодня отмечаем день Обрезания Господня, или Наречения имени Иисуса. Загадочный отчасти для нас этот праздник имеет еврейские корни. Именно по Закону, данному Израилю, мальчик считался частью народа-церкви, когда, на восьмой день после своего рождения, он проходил этот обряд – ему, каменным ножом, обрезывали крайнюю плоть и давали имя. Я не хочу вдаваться здесь в тонкости обряда обрезания, подчеркну только то, что со времени Апостолов и Отцов Церкви стало аксиомой – как через обрезание евреи входили в свою церковь-нацию, так через крещение все остальные люди, (и мы с вами, братья и сестры), входят во Вселенскую Церковь сегодня. Обрезание было ветхозаветным аналогом крещения, древним таинством, рождающим человека в Божью семью. Но зачем это надо было Иисусу, Богу, ставшему Человеком? Затем же, зачем Он, впоследствии принял крещение от Иоанна на Иордане – Он должен был во всем уподобиться нам, Он должен был войти сначала в среду Своего по плоти народа, стать частью этнической церкви-нации, чтобы потом, на кресте и в Апостолах, распространить ее до концов земли. И, конечно, Он должен был обрести имя

«7… уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; 8 смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» - так напишет об этом св. Павел.

Вот почему в тот день, восьмой после Его Рождества, Мария и Иосиф совершили этот обряд. И первая, малая кровь младенца, стала прямым указанием на Его страдание и смерть. А Имя, «нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве» и данное ему в тот день, стало именем нашего спасения, спасения, обретшего Личность. Спасения, к Которому, отныне, мы можем обратиться, и через имя Которого мы обрели доступ к Отцу.

По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать [Младенца], дали Ему имя Иисус…(Лук.2:21)

Много мальчиков в Израиле обретали это имя, один из Иисусов даже удостоился пророческой участи и ввел народ Божий в обетованную землю. Но лишь Один-Единственный исполнил значение этого имени совершенно, до конца. Потому что буквально это имя и означает «Спаситель», «Бог спасающий».

Не каждый из нас, людей, исполняет свое имя. Да и родители сегодня непонятно чем руководствуются, давая имена своим детям. Хорошо, если памятью о предках, дедах или прабабушках. Но девочки и мальчики с именами «Сталина», «Пятилетка», «Владлен» до конца жизни вынуждены влачить на себе груз родительских предрассудков и языческо-атеистических, а то и конъюнктурных замыслов. Но даже с обычными именами не все так хорошо. Потому что для еврея наречение имени и обрезание младенца мальчика были связаны неразрывно – ведь называли ребенка для Бога! А у нас имя стало просто кличкой, потому что мы разорвали его с крещением. Задумайтесь – в древней Церкви имя ребенка звучало впервые тогда, когда лилась на него вода и звучало, вместе с его именем, имя Божие! Ведь мы, христиане, даем имя не для себя-любимого, мы не просто именуем долговременную игрушку. Мы даем имя ребенку, чтобы представить его Господу. И это первый и важный шаг родителя, его ответственность перед Богом и ребенком.

По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать [Младенца], дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве. (Лук.2:21)

Мария и Иосиф сделали все, как положено было по закону. Но одно осталось сокрытым от тех, кто был свидетелем этого короткого обряда – имя Иисусу они дали не от себя, не в память о предках и не по конъюнктурным соображениям, чтобы угодить кесарю. Имя это пришло от Небесного Отца через Его посланника и было Именем с большой буквы. Человеческим именем Сына Божьего, ставшего Сыном Человеческим.

Имя Спасителя зазвучало на земном языке.

И отныне, каждый раз это имя будет облекать во спасение всякое другое имя, звучащее рядом с Ним, даруя носителю этого имени спасительную веру.

У Эриха Ремарка есть такой роман, «Свеча на ветру» Он не издавался очень долго на русском языке. Это тяжелая история последних двух недель жизни немецкого концлагеря. Там у главного героя нет имени, есть только номер. Ну, как это было положено во всех лагерях. И только в конце, перед его смертью в восстании, мы узнаем его имя. И я, прочитав книгу, подумал, что это так точно замечено – когда кому-то надо уничтожить человека, прежде всего, стирают ему имя и присваивают номер. «Умер номер такой-то!» - звучит канцелярски-казенно. Мы не знаем КТО спрятан за номером. Даже цифры в новостях, говорящие о тысячах погибших, лишь беспокоят нас масштабностью смертей. Но поставьте туда имена ваших близких, и ваше сердце сразу заколотится тревожно, а в глазах закипят слезы. И кажется я догадываюсь, почему так долго не издавали это роман Ремарка. Ведь мы тоже живем на костях тех, кого называли по номеру.

Но у Бога нет номеров. Он знает каждого из нас по имени. Он встретит каждого из нас лично, потому что однажды в этот мир вошел Его Сын, и мы с вами знаем, как Его зовут.

Это Его мы призывали в трудные минуты и в минуты радости. Это Его имя сопровождало нас в урагане пуль на войнах, куда кидало нас по номерам безликое же генеральское начальство. Это за Него мы выходили на арены с дикими зверями и Его мы призывали в смертный час. Не кесаря и не Сталина. Его, Иисуса из Назарета, протянувшего нам Свое спасительное имя, как терпящим крушение. Его, позвавшего нас по имени, уже по нашему имени из небытия в этот мир и Того, Кто позовет нас дальше.

15 Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя.

16 Вот, Я начертал тебя на дланях [Моих]… (Ис.49:15,16а)

 Вот о чем сегодняшний праздник, братья и сестры. Не забывайте Его имя, потому что ваши имена записаны у Него на ладонях.

Аминь