Утешение отчаявшегося…

Проповедь на 3 воскресенье Адвента по Ис 40: 1-18, и Мф 11: 2-6, 2018

В чем состоит назначение священника?

Наверное, каждый священник скажет вам примерно так: когда-то я думал о своем призвании светло и безоблачно, мне казалось, что Бог всегда откроет мне, что сказать и сделать, а мне останется только выйти за кафедру или встать за алтарь. Но потом оказалось, что Бог требует от меня меня всего, без остатка, без поправки на то, что я устал, или болен, или больны мои родные, или что я не был в отпуске много лет.

В чем состоит назначение прихожанина?

Обычного прихожанина, как вы, братья и сестры? Наверное, каждый прихожанин «со стажем», что ходит на службы уже многие годы, сказал бы примерно следующее: когда-то я думал, что быть христианином – значит, любить людей и принимать их такими, какие они есть, и мне казалось, что церковь, приход, это такая идеальная семья, где все друг друга понимают. Но потом оказалось, что прихожане – такие же люди, как и те, что ходят сейчас по улице, что у всех – свои проблемы, свои предпочтения, свои претензии к ближним и свое понимание любви, обычно отличное от понимания ближнего…

Нет идеальных священников и нет идеальных прихожан. Есть мы – такие, как мы есть. Но, почему-то мы сегодня собраны здесь, и вы сидите лицом к Алтарю, а я стою напротив вас. Так Бог расставил нас. И в определенные дни, такие, как сегодня, он дает нам возможность говорить и слушать – Его слово. И это то, что нас объединяет – таких разных, таких непохожих друг на друга и на наши идеалы.

И Его слово сегодня звучит через пророка Исаию, объявляя и мне и вам наше призвание:

 1 Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш;

2 говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение, ибо он от руки Господней принял вдвое за все грехи свои.

 Таково наше назначение – утешать и быть утешенными. Раздавать прощение Господне и принимать его.

В последнее время я заметил за собой, что на богослужениях я стал больше проповедовать Закона, потому что мне кажется, что люди пренебрегают самым ценном, что им подарено – Словом и Таинствами. Что вместо вечерни они выбирают какие-то личные дела, а вместо воскресной службы спят по утрам, уставая за трудовую неделю. Я вижу в этом нечто обидное для Христа, Который хочет сказать нам что-то, вручить Себя в Причастии. Но Христу не нужен защитник в моем лице, Ему нужен утешитель для Его народа.

«Утешайте, утешайте народ Мой…»

Участь священника – утешать тех, кто так несовершенен, но кто все-же пришел сюда, где звучит слово и раздается Таинство. Кто не идеален, но кто тоскует по идеалу, кто ищет его, веруя в грядущую вечность. Всякий ищущий утешения – находит его, он знает, где его искать.

Там, где слово и Таинства.

6 Голос говорит: возвещай! И сказал: что мне возвещать? Всякая плоть - трава, и вся красота ее - как цвет полевой.

7 Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ - трава.

8 Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно.

Только Его слово пребудет вечно. Даже в дни самых тяжелых испытаний и сжигающих нас сомнений. Как тогда, в жизни Иоанна Крестителя.

                  «…Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» Мф 11:3

Для меня великим утешением в моем служении является пример сомневающегося Иоанна Крестителя. Он, бескомпромиссный служитель Закона, попавший за это даже в тюрьму, оглушенный четырьмя стенами узилища, дрогнул и поверг свою жизнь анализу. Но никто, кроме Христа, не смог ответить ему на самый главный его вопрос – не напрасно ли было все? «Ты ли Тот? Или ожидать нам другого?»

Если сомневался сам Иоанн, названный Христом величайшим из пророков, то и мои сомнения, и ваши сомнения имеют право на существование. И они сожгут нас заживо, если мы не поступим по примеру того же Иоанна, если мы не направим их к Тому, Кто один только и может на них ответить. Он может принять наш вызов и ответить нам, как Он ответил Иоанну. И Он отвечает.

Поэтому Он расположил нас таким образом – чтобы мои уста были Его устами, а мои руки раздавали вам спасительные дары – как ответ на наш главный вопрос.

4 И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите:

5 слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют;

6 и блажен, кто не соблазнится о Мне. (Матф.11:4-6)

Господь отвечает – всегда. Слово Его, звучащее для всех, облекаясь в хлеб и вино Причастия, приходит к каждому лично, прямо в уста. И чудо веры происходит прямо тут, у алтаря. Чудо веры, смывающее сомнения и усталость, депрессии и отчаяние. Даже если после этого в наши дома или камеры войдет палач, чтобы отсечь нам голову, мы встретим его без отчаяния. Потому что мы знаем – «мертвые воскресают». Это о нас…

В чем призвание священника? – этим вопросом задались мы вначале. Возвещать утешение – и раздавать его народу Божиему. В сосудах Хлеба и Вина.

В чем призвание мирянина? Быть там, где Бог дает Свое утешение и принимать его. Несмотря ни на что – ни на суету, ни на усталость, ни на священника, который кажется нам косноязычным или несимпатичным. Все остальное – только путь к этому призванию, только корчевание препятствий на пути к Алтарю. И мы, снова и снова, по заветам пророков Исаии и Иоанна Крестителя, ровняем горы и засыпаем ямы, чтобы снова и снова узреть спасение Божие и принять его в свои уста.

И да, нет идеальных священников, как нет и идеальных прихожан. Но иначе не нужна была бы и жертва Христова за нас – таких несовершенных, но таких дорогих для Бога, что Он готов ждать нас. Ждать терпеливо, пока мы не поймем, что все, что Он хочет – это только утешить нас. Простить нас. Дать нам Себя.

Не будем Ему мешать.

Аминь