«Дар говорить и слышать»

Проповедь на 12 воскресение после Троицы, 2018

 ЧТЕНИЯ:

Ветхий Завет: Исаия 29: 17-24

Апостол: Деяния 3:1-10

Евангелие: Мк 7: 31-37

«Говорящий не слышит, а слышащий не говорит…» Эти слова из песни моей юности вертелись у меня в голове, когда я писал эту проповедь. Как рефрен…

«Говорящий не слышит, а слышащий не говорит…»

В восьми тысячах километрах отсюда, в сибирском городе Чите есть лютеранская церковь Святой Троицы. Мне часто доводилось бывать там за последние пятнадцать лет. Это удивительный приход, потому что половину его составляют глухонемые. Там сейчас даже служит глухонемой диакон. Когда я ехал туда впервые, я очень волновался – поймут ли меня эти люди? И пойму ли их я? Найдем ли мы общий язык?

Как оказалось, я волновался зря. И, приезжая туда, чтобы научить и причастить прихожан, я, раз за разом убеждался – меня слышат. Я не оговорился, меня действительно слышали и понимали – и когда я проповедовал, и когда возносил молитву освящения Святых Даров, и когда молился. В то время, когда слышащие не приходили на службы, пропускали возможность принять Причастие и исповедоваться, глухие приводили своих друзей, учили их, и я их конфирмировал. В то время как некоторые «обычные» прихожане оправдывались недостатком времени, глухонемые дарили время церкви, заваливали меня вопросами и как дети радовались найденным ответам. Перефразирую Бориса Гребенщикова: «Говорящий не слышит, а не слышащий и не говорящий – и слышит и говорит». Разве не чудо?

Кажется, об этом писал пророк Исайя, говоря:

18 И в тот день глухие услышат слова книги, и прозрят из тьмы и мрака глаза слепых. Ис 29

Потому что не в физическом исцелении благая Божия милость, а в том, что те, кто были лишены зрения и слуха, смогли увидеть и услышать Бога, сокрытого от глаз и ушей слышащий и видящих «счастливчиков».

Жизнь у глухонемых тяжелая – если хотите получить хоть какое-то представление об этом – посмотрите фильм «Страна глухих». Или просто зайдите в местный клуб, где эти люди собираются. И вы увидите через что им, «второсортным» людям, приходиться пробиваться. А то, что они второсортны, им говорят с детства. Их не учат читать и понимать книги, их не учат писать в соответствии с грамматикой – слишком хлопотно и долго это. Самое простое и доступное – это пальцы. Не буквы, а сразу целые слова или фразы. Самое главное. Самое жизненно необходимое. И они не могут, зачастую, получить нормальную работу. Многим из них стоят в очереди на самые «денежные» работы – продавцами полиэтиленовых пакетов или газет и журналов в поездах. Может быть, вы встречали их, когда ехали куда-нибудь, когда они заглядывали в ваше купе со стопкой журналов, и вы отрицательно мотали головой, держась за кошелек, а ваш сосед или соседка вполголоса выражали сомнение в их глухоте и немоте: «Ишь, работать не хотят, шляются по поездам, рядятся в немых…» Если бы мы, хоть день побыли ими, то мы, наверное, поняли бы, какое это благо – слышать и говорить! И мы задумались бы тогда – а на что мы с вами тратим этот дар? Что слушаем мы, что говорим?

Но, - «говорящий не слышит, а слышащий не говорит…» Мы не задумываемся об этом. Нам слишком некогда – остановиться, подумать, поблагодарить… Даже раз в неделю для нас – это слишком часто. И Господь сегодняшней историей разворачивает нас лицом к Себе. Показывает нам – кто мы на самом деле. И что нам надо от этой жизни и от Него.

32 Привели к Нему глухого косноязычного и просили Его возложить на него руку.

Язык Марка – как язык глухонемых – краткий и сжатый. Ни - кто привел, ни - сколько их было – все друзья косноязычного и глухого человека остаются «за кадром». Но от этого они обретают для нас еще большую ценность, эти анонимные друзья. Ведь это они услышали о Христе и Его чудесах, это они поверили, что Он может помочь их другу или родственнику, это они сказали своему товарищу на понятном ему языке: «Пойдем, мы нашли Того, Кто поможет тебе!» Смел ли он надеяться на чудо? Знал ли он хоть что-то о словах и звуках, о том, как может быть чудесен шум волн Генисаретского озера, как прекрасно звучат псалмы в устах чтецов в синагоге по субботам?

Снова сделаю отступление. В той же Чите я узнал, что глухонемые могут быть разные. Есть те, что потеряли слух и голос в детстве или в юности, и такие всегда, до конца жизни, помнят когда-то услышанные звуки – мамину колыбельную, звон колокола, шум ветра. И они всегда спрашивают: «А это как? Это похоже на ветер или колокол?» Они сравнивают. Но большая часть глухонемых рождается таковыми. И они никогда ничего не слышали. Им не с чем сравнивать. Единственное, что они осознают с возрастом, общаясь со сверстниками – это то, что они лишены чего-то замечательного, огромного, наполняющего мир. И слово «звук» для них – не становится пустым звуком, но превращается в мечту…

О чем мечтал тот глухонемой? Хотел ли он слышать и говорить? О, если бы он знал, что это такое! Но его друзья, те, о ком молчит Евангелие, но знает Бог, знали, что ему необходимо. И они стали его устами – ходатайством ко Христу.

32 Привели к Нему глухого косноязычного и просили Его возложить на него руку.

Я попрошу вас, братья и сестры, на минутку представить себя тем человеком – глухим и немым (но при условии, что вы продолжите слышать мою проповедь, иначе мне будет очень трудно ее закончить – я не очень хорошо владею языком жестов J)

Итак, вы – глухи и немы. Вы смутно осознаете это, но вы не понимаете в полноте – чего вы лишены. Вас притягивает мир звуков – и вы боитесь его. Вы и хотели бы слышать и говорить – и, в то же самое время, вы не понимаете, как это может быть? Как этот странный усталый человек, которому вас подвели, сможет вам помочь?  В общем, проблема – в вашей вере. И тогда Иисус делает что-то совсем необычное.

33 [Иисус], отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его;

34 и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: "еффафа", то есть: отверзись.

Знаете, очень мне напоминает эта история еще одно исцеление – слепого, из девятой главы Евангелия от Иоанна. Помните, там Он тоже исцелил человека, рожденного слепым, и прожившего до совершеннолетия в неведении о свете и красках, не видевшего восходов и закатов, красоты девичьей улыбки и строгой красоты Иерусалимского Храма. Он тоже не знал, чего он был лишен, но осознавал собственную ущербность рядом с теми, кто его окружал, куда-то шел, толкая его, сидящего у храмовых ворот. Ему оставалась только милостыня, и вот, она материализовалась в Иисусе Христе, о котором он слышал, наверное, но чудес которого он никогда не видел. Иисус сделал тогда тоже что-то непонятное – он сделал, как пишет Иоанн, «брение из плюновения, и помазал брением глаза слепому» (Ин 9:6). Что за ерунда? Неужели нельзя было обойтись безо всей этой «материальной составляющей» чуда? Можно было, наверное. Но милость Божия проявилась в том, что Господь сделал все именно так.  Потому что Он позволил чуду прикоснуться к тем несчастным – и слепому, и глухому косноязычному. Он позволил чуду говорить с ними на языке, доступном тем, кто родился в той стране глухих или слепых. И этот разговор через прикосновение, через ощущение, через дотрагивание родил в них веру. И – произвел чудесное изменение в них самих. Послушайте еще раз:

33 [Иисус], отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его;

34 и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: "еффафа", то есть: отверзись.

Знаете, что меня волнует здесь больше всего? Не слюна, и не вкладывание пальцев в уши, а одно слово: «вздохнул». О чем вздыхает Господь, вкладывая Свои персты в наши уши? Не о том ли, что нам, слышащим, часто недосуг послушать Его слово отпущения наших же грехов? «Еффафа – отверзись». Разрешитесь, грехи. За вас уплачено. Вы уже не в состоянии выстроить стену между этими несчастными – и Богом. Ибо вот Он, Бог, во плоти стоит среди нас. Но где мы, когда Бог протягивает руки к нашим ушам? Где мы, когда Он хочет коснуться нашего языка, чтобы научить нас говорить? Где те люди, что привели нас в Его присутствие, в церковь?  Не заменили ли они церковь садом и огородом? Не нашли ли они на сегодня дел более важных, чем слово и Таинство?

Христос вздыхает – и слезы наворачиваются у меня на глазах. Потому что Он вздыхает по нам с вами, братья и сестры. По нам, таким слабым и непоследовательным, таким верящим – и неверящим. Нуждающимся в Нем – и отвергающим Его

Но глухой – рядом с Ним. Глухой и немой доверчиво идет за Христом – в сторону, от толпы подальше. Потому что то, что делает Христос с эти глухонемым – это таинство. Он превращает чудо во что-то ощутимое, материальное. И в сочетании с Его словом «ефаффа – отверзись» это производит новую реальность. Тот, кто был нем, начал говорить. Кто молчал – восславил Господа.

35 И тотчас отверзся у него слух и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто.

То, что делает Христос – это таинство. Но разве не то же самое происходит с нами в крещении и Причастии? Разве палец священника, чертящий елеем крест на челе больного, не выглядит со стороны так же нелепо, как все эти манипуляции – брение, слюна на языке, пальцы в ушах? Разве епитрахиль, укрывающая нашу голову на исповеди, не подтверждает своим прикосновением слова: «Твои грехи прощены»? Но, наверное, ближе всего к нам прикасается Христос, когда мы выходим к Алтарю, и Его Тело и Кровь входят в наши уста, а наши уши слышат слово Его: «Ешь, пей… во оставление твоих грехов»

Что происходит с нами, когда мы причащаемся? Разве не происходит чуда – чуда возрождения в нас вечной жизни через прощение наших грехов? Разве наши уши остаются закрытыми, если Сам Господь даровал нам Себя Самого во всей полноте? Разве наш язык может изрекать богохульства, проклятия и матерщину, когда Сам Господь коснулся его Своим перстом? И даже если это произошло вдруг, разве Он не обещал, что вновь и вновь протянет к нам Свои руки?

23б …они свято будут чтить имя Мое и свято чтить Святаго Иаковлева, и благоговеть пред Богом Израилевым.

24 Тогда блуждающие духом познают мудрость, и непокорные научатся послушанию.

Это ведь про нас говорит пророк Исайя, это ведь мы – блуждающие духом и непокорные, которых Бог, через свое милующее прикосновение, превращает в ищущих мудрости и послушания. Только бы мы не забыли, где Он ждет нас. Только бы не заросла наша дорога в Церковь Его, к Его Алтарю. Только бы наши уши были повернуты в нужном направлении.

37 И чрезвычайно дивились, и говорили: все хорошо делает, - и глухих делает слышащими, и немых - говорящими.

А разве Церковь сегодня не совершает то же самое? Разве, властью Христа, мы, служители Слова и Таинств, не сообщаем и ныне слепым, глухим и хромым то слово, что возвращает их в полноценное общение с Богом?

«…Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе…» (Деян.3:6) - эти слова Петра и Иоанна разве не звучат сегодня, сообщая нам большее, чем золото и серебро?

Там, в далёкой Чите, меня всегда немножечко пугала доверчивость и искренность глухонемых. Кажется, если они не совсем правильно поймут Писание, то могут начать ожидать от священника чуда – а вдруг он, совершая таинство, даст им физическое исцеление? Как тогда, с тем глухим косноязычным? Как со вскочившим на ноги хромым? Но потом я убеждаюсь каждый раз – они лучше меня понимают сущность и назначение Церкви и ее Таинств. Потому что в том же Причастии они получают то, что не могут дать ни слух, ни голос. Слух и голос – лишь средства, инструменты, с помощью которых мы с вами, говорящие и слышащие, получаем Божий дар. Но этот дар, к счастью, не зависит только от голоса и слуха или даже зрения. Бог найдет способ коснуться нас – если мы пришли к Нему на встречу. Или – если нас привели. Подумайте о своей ответственности родители – привели ли вы ваших детей? Подумайте о своей благодарности, дети – рядом ли с вами ваши родители?

Говорящие могут онеметь, слышащие – оглохнуть, а зрячие – потерять зрение, и ходячие – возможность двигаться, но те, кто слышали Слово, молились и видели путь спасения – не потеряют то, что имеют. Ну а те, кто родились глухонемыми – и с теми Господь найдет общий язык. Язык таинств, отверзающих наши души. Поэтому мы не ждем на Богослужениях чудес исцелений. Чудеса происходят на другом уровне, когда неверующие обретают спасение, когда грешники получают прощение, когда непокорные встают на колени. Для каждого человека есть этот Божий вздох и Его «Еффафа – отверзись» И если Господь сумел остановить Савла, то не возблагодарил ли тот Бога, за временную слепоту, ниспосланную всеведающему и всезнающему упрямцу? Савл обратился – и ослеп, а прозрев – увидел все совсем по-другому. И я верю, что там, в вечном небесном Царстве, что уготовано нам всем, не будет никакого недостатка. И наши глухонемые братья протянут нам руки в приветствии и скажут своими устами: «Мир вам! Вечный мир» И мы их услышим.

Аминь