Проходя через страдания к утешению…

Проповедь на 4 Воскресенье Поста

Чтения: - 2 Кор 1:3-7- Ин 12:20-26 Я заметил, что маленькие дети, когда им плохо и больно, когда они болеют, особенно, они ищут защиты не у патентованных лекарственных средств и не у врачей (врачей они, как правило, не очень любят), а в близких людях. В маме и папе, которые придут и лягут рядом, погладят по голове, расскажут какую-нибудь историю, утешат. И мы сами, когда нам особенно плохо, ищем руку, которую можно было бы прижать к горящей жаром щеке и, убаюкивая боль, найти то же самое утешение – в этой близкой руке, в этом сидящем рядом человеке, даже – в молчании. Словно подслушав в нас эту боль, это одиночество измученного сердца, ищущего утешения, Апостол Павел в нашем сегодняшнем Послании пишет самое проникновенное славословие «Богу утешающему»:

3 Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения,

4 утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!

5 Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше.

6 Скорбим ли мы, [скорбим] для вашего утешения и спасения, которое совершается перенесением тех же страданий, какие и мы терпим.

7 И надежда наша о вас тверда. Утешаемся ли, [утешаемся] для вашего утешения и спасения, зная, что вы участвуете как в страданиях наших, так и в утешении.

(2Кор.1:3-7)

 Десять раз в таком маленьком отрывке повторяет св. Павел это слово: «утешение». И, заметьте – эти слова – только начало его письма, второго письма бедным коринфянам, так трудно возрастающим в учении Христовом. Потом он будет яростно обличать и наказывать их, безжалостно вскрывая пороки этой церкви, но начинает он важного слова, со слова «утешение», и все дальнейшее проистекает отсюда. Всякая горечь и наказание имеют источником любовь и милость Божию, Бога, желающего приобрести нас, как и коринфян, для вечности.

3 Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения,

4 утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!

 И это первый урок сегодняшнего дня – прежде, чем ввергнуть нас в скорби и страдания, Бог готовит нас к этому. Он говорит нам об утешении, припасенном для нас. Апостол говорит коринфянам: смотрите, ребята, на нас. Мы уже прошли ваш путь. Мы уже наступили на грабли однажды и получили Божие утешение. И если вас не впечатляет наш опыт, то знайте – это мы, служители Христовы, будем потом утешать вас. Но, кроме утешения, или, лучше сказать, до утешения, нам дана власть производить скорбь в ваших сердцах, скорбь от осознания собственных грехов и заблуждений, ту печаль «ради Бога», что производит не смерть, но покаяние. И Божия арифметика тут совершенно парадоксальна – чем больше в нас скорбей и страданий, производимых покаянием, тем больше Бог дает и утешения…

5 Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше.

Я, служа в церкви уже более двадцати лет, проходя вместе со своими прихожанами через разные этапы нашей церковной жизни, заметил одну закономерность – когда наша вера не подвергается испытаниям, когда нас не берут «на излом» обстоятельства, мы успокаиваемся и все меньше и меньше начинаем нуждаться в Боге. А зачем нам Бог, если о нем говорят нам только в воскресенье на службе, да и то, если у нас не нашлось других, более важных дел, чем литургия? Нет, у нас вполне хватает трудностей и проблем, вот только к Богу и вере нашей они нами никак не соотносятся. Болеют дети, не платят деньги, увольняют с работы – и мы мечемся, как белки в колесе, ища лекарства, подработку и новую работу, урезая время самой «неважной» части нашей жизни. Церкви, Бога, молитвы... И вера, как та шагреневая кожа, все уменьшается в размерах, пока полностью не растворится своими молекулами в суете дней. Так мы проигрываем испытаниям. И оставшаяся пустота в районе сердца подсказывает нам, что больше ни в чем мы не найдем утешения, кроме как в Том, Кого мы так равнодушно изгнали из своей жизни.

Так проходим и мы с вами уроки коринфской церкви, уроки того, что утешение становится долгожданным и желанным только для тех, кто прошел через скорби и склонил колени, кто понял, что путь преодоления кризисов лежит в доверии Богу – милующему и прощающему.

Понять и принять Евангелие можно только пройдя сквозь горнило Закона, обжигающего и причиняющего боль. И Господь начинает именно с этого –на Своем гончарном кружале Он выдавливает из нас по капле раба…

Только усвоив этот урок, урок Закона, мы начинаем понимать: скорбь – это не проклятие, но – путь к получению лучшего, и, соучаствуя в жизни страдающих, мы приобщаемся к ранам Христовым. А приобщаясь к Его страданию и смерти, мы приобщаемся и к Его славе и воскресению.

6 Скорбим ли мы, [скорбим] для вашего утешения и спасения, которое совершается перенесением тех же страданий, какие и мы терпим.

7 И надежда наша о вас тверда. Утешаемся ли, [утешаемся] для вашего утешения и спасения, зная, что вы участвуете как в страданиях наших, так и в утешении.

 Итак, урок сегодняшнего дня в том, что утешение нужно скорбящей душе. И что утешение ВСЕГДА приходит к тем, кто его ждет. Кто его ищет, как искали Иисуса греки из сегодняшнего евангелия.«Нам хочется видеть Иисуса» - сказали они ученикам, тем, кто видел Иисуса каждый день и, кажется, привык к НемуЭто урок для Апостолов, эти слова «чужаков» - эллинов. Они заставляют самих Апостолов задаваться этим же вопросом – «А нам? Нам хочется видеть Иисуса?»И этот же вопрос адресован и нам, братья и сестры – хочется ли нам видеть Иисуса? Ищем ли мы Его всем сердцем, всей душой, всем разумением? Как руку мамы или папы из нашего детства? Нужен ли нам Иисус, чтобы от него получить утешение? И Он отвечает нам, как и тогда, в случае с эллинами:

…пришел час прославиться Сыну Человеческому.

24 Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.

25 Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную.

 Невероятная весть Евангелия такова – Бог любит нас больше, чем жизнь. Бог готов умереть, отдав нам Свою вечность. Это противоречит всякой логике и всему тому, что мы открываем о Боге в Законе, но это – единственный выход из скорби к утешению, от осознания нашей боли и греховности – к Его исцелению и прощению.

Бог скорбящий – как это противоречит нашему представлению о Боге! Но только приняв соучастие в Его скорбях, мы обретаем веру в торжествующее воскресение и жизнь. Чтобы осознать радость здоровья, нужно тяжело поболеть. Чтобы прийти к жизни, нужно пройти через смерть…

24 Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.

И когда Пост приближается к апогею, к Страстной неделе, мы начинаем лучше видеть. В Уничиженном мы видим Торжествующего, в кресте – орудие победы, в ничтожном и простом, таком, как хлеб и вино – мы видим великое Таинство присутствия Самого Господа, Который обещал не покидать и не оставлять нас до конца наших дней. И в свете этого присутствия, мы понимаем – только тут, у алтаря, Его утешение достигает вершины, большего у нас не будет в этом мире. Тут Он протягивает к нам Свои руки за трапезой Евхаристии, тут Он вкладывает в уста пищу Дерева Жизни, предвосхищая вечную трапезу в Его Доме, где наша жизнь уже не будет состоять боли и страдания, но достигнет вечного утешения и полной любви...

Аминь