ВОСКРЕСЕНЬЕ ВЕЧНОСТИ
И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло.
И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны.
И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.
Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном.
Откровение 21:4-7
Перикопы воскресенья вечности глядят в будущее, находящееся за пределами наших представлений.
Наконец, всякое страдание, всякая разлука закончены: новый Иерусалим спускается на землю, Бог ставит свою скинию у людей. Вряд ли можно найти еще более жгучее, мощное, ликующее описание конца — если только не мерить по ветхозаветному чтению, чьи образы, возможно, еще ближе к жизни и поэтому еще более трогают нас: «Не будут трудиться напрасно и рождать детей на раннюю смерть…»
И здесь в великую перемену, в всеобъемлющее примирение вовлекается всё творение: «волк и ягнёнок будут пастись вместе, и лев, как вол, будет есть солому…»
И еще: «перекуют мечи свои на орала и копья свои на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать».
А вот чтение из Евангелия — притча о девах — привносит во все это ликование более серьезные ноты. Намечается большой праздник — было бы глупо пропустить его из-за собственной лени, нежелания знать, упрямства и недальновидности.
Поминовение усопших членов общины существовало с самого начала христианства. Но когда дни памяти мучеников и великих людей начали вытеснять память о неизвестных, то для них был установлен особый день (на востоке в 4 веке, на западе в 7 веке), из которого развился День Всех Святых.
Ведь память о святых осталась разрешенной и даже рекомендуемой и в реформированной Церкви.
Однако вместо данного праздника король Фридрих Вильгельм III приказом от 17.11.1816 ввел в Пруссии День памяти мёртвых (усопших), и другие церкви быстро перенимали его, так как община не допустила бы, чтобы Поминовение мёртвых (и падших на войне) совсем исчезло из богослужебной жизни.